Николай Лесков — Левша:
Краткое содержание

Сказ о тульском косом левше и о стальной блохе.

Глава 1

После «венского совета» (конгресс после победы над Наполеоном и Францией) русский император Александр Павлович, человек в расцвете сил, среднего возраста, объехал со свитой (приближенными) всю Европу. Был тогда при нем мудрый донской казак атаман Платов (реальное историческое лицо). Человек в возрасте, семейный, язык французский знавший только слегка. Как увидит казак, что царь слишком сильно чем-нибудь иностранным восхищается, так сразу и скажет, что у нас в России не хуже. Особенно англичане старались: дескать, у нас и оружие в цейхгаузах лучше, и заводы все образцовые, например, мыльно-пильные.

Решили завтра осматривать «оружейную кунсткамеру» (коллекция). Государь заранее в восторге, а Платов выпил водки-кизлярки, помолился Богу на складень (складную иконку), и постановил: «своих людей не выдам», заступлюсь за русских мастеров. С тем и легли спать, ведь «утро вечера мудренее».

Глава 2

В кунсткамеры поехали вдвоем: государь и Платов. Больше в карете мест не было. Заходят – красотища, коридоров сколько. Англичане взялись показывать буреметры (барометры) да непромокабли (непромокаемые плащи). Государь ахает, а Платов на это только одно: и без всех этих приспособлений «донцы-молодцы» «дванадесять язык» (то есть, многонациональная армия Наполеона) победили.

Мортимерово ружье царь осмотрел спокойно – у него такие были, а пистолей неподражаемого мастера залюбовался. Платов сковырнул замок оружия, а там надпись, что сделал его «Иван Москвин во граде Туле». Царь даже пожалел англичан, бедных. И решили иностранцы во что бы то ни стало удивить русских.

Глава 3

Платов по России скучает, а Александр Павлович все на заграничные производства удивляется. Вот и сахар у них первосортный. А Платов и тут за свое: а сахар молво только у нас на Бобринском заводе изготовляют. Государь уже не знает, как его образумить, говорит: «Не порть мне политики» (то есть, не порти международное добрососедство).

После осмотра минералов и нимфозорий (мелких одноклеточных) подали императору подарок: соринку на подносе. Оказалось, то стальная блоха, а к ней ключик к пузичку. Заведешь 7 раз – и она кавриль (кадриль) танцует. Тут уж государь признал превосходство английских мастеров над русскими. Дал за блоху миллион серебром. И футляр к ней, бриллиантовый орех, за 5 тысяч выкупил. А Платов у них еще мелкоскоп (микроскоп) задарма прихватил.

На обратном пути Платов спорил, что русским мастерам незачем у заграничных учиться – и так все умеют. Император впал в меланхолию, заскучал, В Таганроге на исповедь к попу Федоту пошел. А с Платовым почти не разговаривает. Ну, казак знай себе табачок Жукова покуривает да помалкивает.

Глава 4

После смерти государя вдова его Елизавета Алексеевна на блоху поглядела – и новому императору Николаю Павловичу (брату прежнего царя) табакерку в шкатулке отдала. Сперва ему не до нее было: при восшествии на престол «смятение» (восстание декабристов) было. А потом ему «мужественный старик» Платов объяснил, что это за штукенция. Государь Николай Павлович любил все русское и понадеялся, что русские мастера английских перещеголяют. Отдал блоху Платову, тот и поехал на Дон, а заодно – к тульским и сестрорецким мастерам узнать, что с ней можно сделать.

Глава 5

Прибыл Платов в Тулу, просит мастеров православных хитрую аглицкую нацию превзойти. Дает им две недели. Они и рады стараться, только так и не признались, что собираются делать.

Глава 6

«Надежда нации», три оружейника из Тулы (главный из них – косой левша (леворукий), с родимым пятном мужичок, с выдранными на висках волосьями, пока учился) укрылись для работы где-то в Киевской стороне. Люди думали, что перед трудным делом пошли они помолиться в Киево-Печерскую лавру. Но тогда им бы времени не хватило. Кое-кто думал, что они и вовсе сбежали – с бриллиантовым орехом.

Глава 7

Туляки – люди верующие. Они издавна помогают афонским (греческим) монастырям. Вот и мастера подались не куда-нибудь, а в Мценск Орловской губернии (области). Заказали они там молебен перед древней «камнесеченной» иконой святителя Николая Чудотворца, который помощник в «военном одолении», да и принялись за дело. В строжайшей тайне, при свете лампадки, зажженной у иконы святого Николая, в домике левши. Люди из любопытства пытались их выманить, на пожар звали, а те куют себе и не выходят.

Глава 8

Платов с Дона не ехал, а мчался, так не терпелось ему узнать, что придумали тульские мастера для чести «русской полезности». Платову хотелось побежать к ним и все узнать, но, соблюдая приличия, он только зубами скрипел.

Глава 9

Свистовые казаки бревном крышу у хаты своротили, где мастера, «сволочи», укрылись – иначе и зайти в нее не могли. Пахнуло на них крепким потом, а сами мастера в этот момент как раз заколачивали «последний гвоздик» в свою работу. Казаки побежали вперед, мастера – за ними. Блоху в шкатулке нес левша.

Глава 10

Увидел Платов блоху в шкатулке, разбранил мастеров подлецами. Дескать, чем же они все это время занимались. Схватил за шиворот левшу и поволок его, как «пубеля» (пуделя) с собой. Вместо разрешительных документов он предъявил мастерам огромный кулак. Ну а в столице, само собой, весь в орденах, пошел во дворец.

Глава 11

Платов впервые испугался не на шутку: ведь дело не сделано. Думал он уже левшу в «крепостной казамат» (тюрьма) посадить за обман. Как назло, у государя память была отличная. Расспросил он о донских казаках, а после про блоху. Пришлось Платову признаться, что мастера придумать ничего не смогли. Но Николай Павлович вмиг догадался, что тут секрет какой-то есть. Ведь «мои меня обманывать не могут».

Глава 12

Увидал государь, что блоха такая, как была. «Что за лихо!» Позвал дочку свою Александру Николаевну (реальное историческое лицо, умерла молодой), та своими пальчиками блоху завела. А та прыгать не стала. Понял Платов, что блоху сломали. Выскочил, побил левшу, волосы у него выдрал. Левша ничего, не обиделся. Объяснил, что на их работу надо в мелкоскоп глядеть. Платов помолился Матери Божией, да и пошел во дворец. А придворные шушукались, думали, что храбрый атаман в немилость теперь попадет.

Глава 13

Государь знал, что русские люди не обманут. Глядел в мелкоскоп – ничего не понял. Позвали оружейника. Тот и пошел, в чем был: в опорках (изношенной обувке), расстегнутом кафтанчике. И сказал по-простому, что надо на ножки блошкины глядеть. Николай Павлович глянул и просиял. Левшу прямо неумытого расцеловал. Оказалось, мастера «аглицкую блоху на подковы подковали!»

Глава 14

Левша объяснил, что на каждой подковке выбито имя мастера, а его имени там нет – он гвоздики ковал. Поразился государь: где ж они взяли мелкоскоп для такой работы? А левша ответил, что без него обошлись, благо, глаз у всех «пристрелявши» (привычный). Дали ему сто рублей, а Платов так и вовсе прощенья попросил.

Атаман левшу перекрестил, снабдил кизляркой своей, нарядил в кафтан – да и отправил в Англию с той блохой. Пусть посмотрят англичане, какие у нас мастера есть.

Глава 15

Еды с собой у левши не было – только платовская водочка. Ехал он с курьером и пел: «Ай люли – се тре жули», да пояс потуже затягивал. В Англии его звали «камрад» (товарищ), считали за ровню, изумились подковкам на блохе, поили вином три дня, а после предложили жениться здесь и остаться навсегда. Тем более он и крестится левой рукой, будто протестант какой. Только вот левша не из таковских: у него дома родители, да и вера наша «самая правильная». Крестится он так, потому что все левой рукой делает. А вот дамы здешние на обезьян похожи, то ли дело русские – только в кружевах.

Узнали они, что арифметике он не обучен – удивились. А левша им толкует, что знания Псалтири (библейская книга) и Полусонника достаточно. Решили, что покажут ему свои диковинки – да домой кораблем отправят.

Глава 16

Показали иностранцы ему свои фабрики-заводы. Левше нравится, что рабочие все сытые и в жилетах хороших. И обучены таблице умноженья. Новыми ружьями его удивить не смогли, удивил порядок, в котором содержали ружья старые. Засунет он палец в дуло – и вздыхает. Русские генералы осматривали ли их без перчаток? Нет, говорят, только в перчатках.

Затосковал левша по России, в бурю отплыл домой по «Твердиземному» морю. На беду, какой-то «полшкипер» знал немного по-русски. Хотел вызнать, что за секрет левша из Англии везет – тот молчит. Стал он на пари с левшой пить: кто кого перепьет. Тот от скуки согласился.

Глава 17

Допились до того, что чертей стали видеть. Хотел полшкипер кинуть левшу в воду – а черт бы мигом назад его принес, да другие моряки не дали. Закрыли их. Так пари никто и не выиграл.

Глава 18

Английского полшкипера в посольском доме взялись лечить и выхаживать, а левшу свезли в «квартал» (участок полиции). Он и назвать себя не мог. Ну, его и обобрали, да по холоду повезли в больничку. Насилу в четвертую для самых простых, «Обухвинскую», его приняли. Тем временем англичанин бросился на его розыски.

Глава 19

Полшкипер нашел его на полу в коридоре. Стал стыдить графа Клейнмихеля, мол, и у левши «шуба овечкина, а душа человечкина», надо пожалеть. Тот его к Платову послал, а казак уже в отставке был – послал его к коменданту Скобелеву. Тот отрядил к левше врача Мартын-Сольского. Да поздно: левша скончался (он затылок об «парат» разбил), успел сказать только, чтоб царю передали: ружья кирпичом не чистить, а то стрелять они будут плохо, пули болтаться будут.

Донес врач графу Чернышеву насчет ружей, а тот его выгнал. Оттого в Крымскую войну у нас были неудачи.

Глава 20

Вся эта история давняя, дело давно минувших дней, само имя мастера не сохранилось, но жив миф о народной фантазии и смекалке, выдумке русских мастеров, превосходящих работу любой машины. Это русский рабочий эпос с «человечкиной душой».

Читательский дневник по сказу «Левша» Лескова

Сюжет

Царь Александр Павлович восхитился изготовленной англичанами танцующей блохой, а казак Платов отдал ее русским мастерам из Тулы, и те ее подковали. Уже новый царь Николай Павлович отправил бедного неученого, но смекалистого мастера-левшу в Англию с блохой. Англичане признали, что русские мастера искуснее. Хотели они оставить левшу у себя, да он домой запросился. Плыл морем, пил с «полшкипером», а на берегу попал в полицию как бродяга, а оттуда – в больничку, где и умер. Успел только сказать, что у англичан ружья кирпичом не чистят, оттого они стреляют лучше. Слова эти царю не передали, и в Крымскую войну много было у русских бед из-за плохих ружей. Такова история народных умельцев, чья работа лучше любого станка.

Отзыв

Богата Русская земля на таланты. Левша – собирательный образ русского мастера, бедного, бесправного, но талантливого. Тема патриотизма (русские постояли за честь нации, а герой не остался жить сытой жизнью в Англии, и перед смертью думает только о пользе Отечества, о ружьях для русских солдат). Тема веры, терпения, незлобивости и отзывчивости народа. Тема власти и простого человека, отношения к народу. Пусть человека не стало, но благодарная память о нем живет. В народном, уникальном искусстве – русская душа. Сказ учит любви к Родине, ее именитым и безвестным героям, ее талантам. «Где наше не пропадало»: из любой ситуации есть выход, ум, талант и взаимовыручка в любом деле помогут.

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Понравился пересказ? Поделитесь с друзьями:
Добавить комментарий

Краткое содержание Николай Лесков — Левша на сайте РуСтих Кратко. Пересказ произведения в сокращенном виде подойдет для читательского дневника, написания отзыва в школу или для подготовки к уроку.